Пятница, 06 Апрель 2018 15:08

Херсонский тупик

Автор  Валерий БОЯНЖУ

Очередная трагикомедия на сессии так называемого Херсонского горсовета 30 марта – с воплями и драками – ну прямо тебе дешёвый «пивняк» с ханыжными посетителями! – тема отдельной публикации (см. материал «Сессия горсовета: шоу удалось» на стр. 2 этого номера)

А здесь хочется затронуть конкретную тему – переименование улиц Херсона. На вышеупомянутом «сходняке» в горсовете переименовали улицу Белинского в улицу Олеся Гончара. Что ж, относительно литературного критика Виссариона Белинского будем объективны: его имя к Херсону притянуто, интеллигентно говоря, за «крашенки». В 1911 году, к 100-летию со дня его рождения, улицу Мясницкую в Херсоне переименовали в Белинского – только потому, что в 1846 году Виссарион Григорьевич, путешествуя по «югам» на пару с известным актёром Щепкиным, на какое-то короткое время почтил наш город своим присутствием. Выразим своё удивление попыткой изменения «царского» названия улицы – при том, что многим «декоммунизированным» улицам в нашем городе вернули «царские» названия. Молочная балка, Староколодезная, Весёлая – суперактуально, не правда ли? И, кстати, – о декоммунизации. К идеям мирового коммунизма Виссарон Белинский имел точно такое же отношение, как многие представители нашей городской власти к интеллекту – то есть никакого, ни малейшего! И коль скоро переименование этой улицы не подпадает под закон о декоммунизации, то процедура должна была быть совершенно иной – и это подтверждает компетентное лицо – глава облорганизации КИУ Дементий Белый. Следовало провести опрос жителей этой улицы и переименовывать её лишь при наличии более половины голосов «за». Казалось бы, «делов – всего ничего»: устройте, как обычно, «липовый» опрос с нужным процентом «одобрямса» – и удовлетворяйте свою похоть к переименованиям. Ан нет – поленились соблюсти закон: мол, и так «пипл схавает». По полной аналогии с другими херсон-скими переименованиями скажем, что в ближайшее 10-летие замены «Белинского» на «Гончара» на зданиях мы не увидим. Эта небольшая прибазарная улочка – в основном из стареньких одно-двухэтажных  домишек, и если их небогатых обитателей власть осмелится напрячь затратами на таблички, то люди просто «разбомбят» эту мэрию со всем её содержимым.

Теперь – по поводу Олеся Гончара. Ничего не имею против него, помню из школьной программы его «Прапороносців», «Тронку», нет вопросов и по связям его с нашим регионом. Да вот закавыка: Олесь Терентьевич – из того ныне проклинаемого профессиональными патриотами прошлого. Он высоко-профессионально восхвалял его в своих романах. За роман «Прапороносці» Гончар получил две (!) Сталинские премии. В общем – «соучастник преступлений савецкой власти». По идее, именно так должны были квалифицировать эти его труды современные «швондеры» – ведь это типичный такой ненавист-ный для них соцреализм с восхвалением «массового героизма» и «ратных подвигов советских людей». Да, потом, в конце 1960-х, появился его отторгнутый компартийным руководством «Собор», но ведь «преступлений» сталинского периода, казалось бы, вполне должно было хватить активистам-переименователям, чтобы Гончар получил «чёрную метку». Уж если Спартаковский переулок им не понравился...

Что уж тут скажешь, кроме как: Господи, даруй людям мозг, а некоторым ещё и инструкцию по его применению. Чтобы, даже прочитав прекрасный советский роман «Прапороносці», не вздумали поменять ориентацию и затеять возвращение областной библиотеке имени Гончара её прежнего имени – Горького. Пусть уже будет – Гончара. И дай-то Бог, чтобы обладатели мозга без инструкции никогда в жизни не прочитали ничего, написанного великолепным советским писателем Борисом Лавренёвым. Ведь стоит ознакомиться с одним лишь его рассказом «Сорок первый» –о большевичке, застрелившей своего любимого лишь за то, что он «беляк», и станет ясно, что Лавренёв – талантливейший «коммуняка», писавший о «коммуняках», а не о «лесных братьях». Да так писавший, что прочитал разок – и на всю жизнь в памяти. Конечно же, не хотелось бы, чтобы «одноклеточные», осилив что-то из творчества Лавренёва, потребовали херсонскую улицу, носящую его имя, переименовать в «Нахтигальскую».

Не будем настаивать и на том, что «хергорсоветовские» патриоты слышали о писателе Гончаре, но тем не менее – кто бы сомневался! – на сессии с голоса они предложили переименовать улицу Белинского ну никак не в Олеся Гончара, а наоборот – в Степана Бандеры. Вряд ли
появление в Херсоне улицы имени Степана Андреевича добавило бы покоя нашему городу. Но этого не случилось: городской голова Николаенко вначале снял с повестки дня вопрос переименования улицы Белинского, а потом, когда закончились все драчки активистов с полицией и продолжилась сессия, временно прикрытая из-за этих драчек, вернул этот вопрос и поставил на голосование.

Хочу предупредить вопрос внимательного читателя: а почему вдруг мэр Херсона назван Николаенко? Раньше ведь был Миколаенко. Да, это так. Ещё до его мэрствования, когда Владимир Васильевич был рядовым, простеньким, сереньким клерком, мы разок по ошибке назвали его Николаенко. И он был жутко обижен за искажение фамилии. Что ж, быть ему Николаенко до той поры, пока его подчинённые не со-благоволят наконец-то вернуть имя ВычеГЖанина небольшой херсонской улочке, название которой тупо изуродовал – ВычеЖГанина – какой-то нынешний рядовой, простенький, серенький клерк. Главного сварщика ХСЗ Вычегжанина – соратника знаменитого Заботина – давно нет в живых, но вовсе не означает, что те, кто вляпались в историю Херсо-на, вправе безнаказанно уродовать имена тех, кто в его Историю вошёл.Более двух месяцев минуло со дня публикации в «Гривне» (17 января), в которой мы поделились с интересующимися этой темой читателями обещанием чиновников исправить «техническую ошибку секретаря». Но воз и ныне там. Что ж, напомним ещё раз Владимиру Николаенко, что необходимо создать рабочую группу (человек минимум 10), чтобы она назначила комиссию (человек минимум 10), чтобы та изучила вопрос о переименовании улицы Вычежганина в Вычегжанина. Если ещё за 2 с половиной месяца эти 20 человек
не осилят эту тяжкую работу – повысьте им «зарплату», г-н Николаенко.

И в завершение – о переулке в Херсоне в Мельницах с более чем актуальным как на сегодня названием Крымский тупик. А что, если переименовать его? К примеру, в переулок Бендеры. Спокойно, читатели, это не опечатка. Речь идёт о происхождении названия чудес-
ного (не раз я там бывал) молдав-ского города (сейчас это ПМР) Бендеры. Поговаривают, что турецкий султан Сулейман Великолепный, страстно желавший захватить этот населённый пункт, называвшийся тогда Тягином, воскликнул «Бендеры!», что означало «Я хочу!»

Да уж, все мы чего-то хотим, сограждане! Но если бы вместе все собрались в переулке со столь символичным названием, то сообща загадали бы одно-единственное желание – чтобы уж наверняка: долой бардак в Украине вообще и в Херсоне – в частности!

Валерий БОЯНЖУ,

фото Никиты МИХАЙЛОВА

КСТАТИ!

В столице прошло голосование по вопросу переименования площади Льва Толстого, против чего активно выступали киевляне. В итоге сторонников переименования не поддержали. При этом, как рассказали, наблюдались попытки вброса голосов, к тому же зачастую петиции исходят не от киявлян, а от иногородних. «Вести» узнали, как часто желающие избавиться от старых названий в Киеве влияют на голосование.

В воскресенье (18 марта) завершилось общественное голосование о переименовании площади Льва Толстого в честь украинского мецената Евгения Чикаленко, которое длилось 60 дней. Неравнодушные киевляне обратили внимание на то, что голосование проходило с явными наруше-ниями и откровенной фальсифика-цией голосов «за». Правда, сторонникам переименования это всё равно не помогло. По результатам общественного опроса «за» проголосовали 1271 человек, «против» – 1813.

«Я постоянно слежу за ходом голосований и в эту субботу заметил, что приблизительно в семь утра резко добавилось порядка 200 голосов за переименование. Кроме того, после официального окончания голосования каким-то образом голоса сторонников переименования продолжали добавляться», – рассказал «Вестям» киевовед Стефан Машкевич. Стоит отметить, что это не первая попытка лишить столицу Льва Толстого. В прошлом году на сайте КГГА проходило два голосования по вопросу переименования улицы Льва Толстого в Евгения Чикаленко. Как сообщили в КГГА, в обоих случаях было установлено, что сторонники переименования «накручивали» голоса. «Первое голосование было в январе прошлого года – тогда победили сторонники переименования, но выяснилось, что они “накрутили” голоса. После чего было принято решение провести повторное голосование в мае, и опять было установлено, что сторонники переименования снова фальсифицировали. После вычета “накрученных” голосов результат голосования был таким: за – 1526, против – 2108. Больше попыток переголосования не будет», – говорят в аппарате КГГА. При этом в одном из случаев за переименование улицы Льва Толстого призывали голосовать жителей Львова.

Фальсификации постоянно
Как рассказали в аппарате КГГА, случаи масштабной фальсификации голосов были зарегистрированы и при голосовании по вопросу о переименовании улицы Московской – тогда были фальсифицированы преимущественно голоса «за», а также по проспекту Бандеры – правда, тогда уже «накручивали» голоса «против». «Но в обоих этих случаях фальсификации кардинальным образом не повлияли на ход голосований», – отметили в мэрии. При этом в мэрии рассказали, что принимать участие в голосованиях могут не только киевляне. «Мы не можем уверенно сказать, что голосуют только киевляне. Дело в том, что до середины прошлого года регистрация в нашей системе имела свободный характер и привязывалась только к электронной почте или номеру телефона. Поэтому нам достоверно не известно, из каких городов идут голоса. Но сейчас мы добавили возможность голосования с помощью электронной подписи. Но те, кто зарегистрировался раньше, могут голосовать по-старому», – говорят в мэрии.

Задумались о запрете на переименования
В Киевраде допускают возможное введение временного моратория на переименование улиц. Как рассказал секретарь Киеврады Владимир Прокопив, за последние три года в столице переименовано около 200 улиц, в том числе 162 – в рамках декоммунизации.

«Это процесс, который проходит по всей стране. При этом я могу понять возмущение некоторых киевлян, поскольку не все поддерживают массовые переименования. Для снятия социальной напряжённости надо искать компромисс. Таким компромиссом может стать мораторий на переименование улиц сроком на семь лет. Тем более что в Киеве процесс декоммунизации практи-чески завершён», – заявил Прокопив.

В то же время он уточнил, что предлагаемый мораторий касается только переименований улиц в рамках декоммунизации, а при изменении
названия, например, в честь героя Украины этот вопрос депутаты будут рассматривать в любом случае. К слову, петиция о моратории на сайте Киевской рады уже набрала более 2 тысяч голосов из необходимых 10 тысяч.

Ваша оценка. Тема раскрыта на
(1 Голосовать)

Фоторепортаж